Почему лес сначала сажают густо, а потом разреживают

В практике лесного хозяйства принято при искусственном лесовосстановлении сажать деревья довольно густо. По действующим правилам, норма посадки сеянцев хвойных деревьев составляет, в зависимости от природной зоны и типа посадочного материала, не менее двух, трех или четырех тысяч штук на гектар – при этом в спелом хвойном лесу на одном гектаре помещается всего несколько сотен деревьев.

Вообще деревья всю жизнь растут и увеличиваются в размерах (они так устроены и по-другому не могут), более крупным деревьям нужно больше пространства для жизни и развития, и поэтому на одном гектаре их помещается все меньше и меньше. Как изреживаются леса в естественных условиях, за счет конкуренции деревьев друг с другом, отставания и гибели более слабых, можно судить по таблицам хода роста так называемых “нормальных насаждений” – усредненных модельных лесов, максимально густых для каждого возраста и класса продуктивности (бонитета). Вот для примера данные для сосны, ели, дуба семенного происхождения и березы, для отдельных классов бонитета, из справочника “Общесоюзные нормативы для тасации лесов” 1992 года:

В природе на вновь появляющихся открытых участках в условиях, благоприятных для возобновления и роста деревьев (если есть достаточные источники семян или вегетативной поросли, и ничто не ограничивает развитие всходов или отпрысков) обычно изначально появляется очень густой подрост – а потом он постепенно изреживается естественным образом за счет конкуренции между деревьями. Наиболее яркий пример – образование порослевых осинников: густота осиновый поросли в первый год жизни иногда может превышать 200 тысяч штук на гектар, к пяти годам в молодняках наиболее высокой продуктивности их остается лишь около 20 тысяч, а к сорока годам – лишь около тысячи. Но примерно то же самое происходит в лесах любого породного состава: изначально очень густые молодняки с возрастом изреживаются, количество деревьев за первые несколько десятилетий роста сокращается в разы или десятки раз. И обычно чем выше продуктивность (бонитет), тем быстрее при прочих равных происходит это изреживание.

Естественное зарастание вырубки осиной: через три месяца после рубки образовалась корневая поросль высотой до двух метров и густотой до 150-200 тысяч штук на гектар

Почему лесники не сажают деревья сразу с нормальной для спелого леса густотой?

У этого есть несколько основных причин.

Во-первых, приживаемость сеянцев никогда не бывает стопроцентной – всегда какая-то часть гибнет, иногда значительная. Нормативной считается гибель менее 15% высаженных деревьев (если погибло 15% и больше, то лесные культуры – искусственно восстановленный лес – подлежат дополнению, а если 75% и больше – то новой посадке). Неизбежная гибель какой-то доли молодых деревьев учитывается при установлении густоты посадки.

Во-вторых, в некоторых случаях, особенно на юге лесной зоны и в лесостепи, густая посадка нужна для того, чтобы обеспечить быстрое притенение почвы и уменьшить риск массового размножения некоторых опасных вредителей, например – майского хруща, который в прогреваемой солнцем почве чувствует себя гораздо лучше.

В-третьих, густая посадка бывает нужна для того, чтобы как можно быстрее получить сомкнутый молодой лес желательного состава (из тех деревьев, которые специально для этого сажали) – чтобы уже никакие ненужные деревья и крупные кустарники не смогли их обогнать и затенить.

В-четвертых, густая посадка и конкуренция друг с другом заставляет молодые деревья быстрее тянуться вверх, в результате чего у них формируются более ровные, высокие и свободные от крупных сучьев стволы – что очень важно при выращивании леса в первую очередь для хозяйственных нужд.

В-пятых, какая-то часть молодых деревьев, даже успешно прижившихся после посадки, может быть впоследствии съедена или повреждена различными вредителями и болезнями. Например, немалый урон молодым хвойным лесам причиняют лоси, которые очень любят объедать верхушечные побеги у сосны или обгрызать кору с молодых елей и дубов. Загущенная посадка помогает отчасти компенсировать этот возможный урон.

В-шестых, при интенсивном лесном хозяйстве лес периодически изреживается специальными рубками ухода до оптимальной для каждого возраста густоты, и эти изреживания (так называемые “прореживания” и “проходные рубки”) могут в сумме давать около половины от общего объема древесины, получаемого за весь цикл лесовыращивания.

Лесные культуры сосны обыкновенной с густотой около 4 тыс.шт./га. При правильном лесном хозяйстве к окончанию периода рубок ухода в молодняках (примерно к двадцати годам – а на фотографии им пять лет) нужно будет оставить около 2 тыс. шт./га, то есть срубить примерно половину этих сосен – тогда в следующие полтора-два десятилетия каждому оставшемуся дереву хватит пространства для полноценного развития

Когда и насколько сильно нужно разреживать растущий лес?

В первые обычно десять-пятнадцать лет после посадки (в зависимости от породы, климата, богатства почвы) молодые деревья настолько малы, что при любой мыслимой густоте посадки они еще не будут сколько-нибудь существенно мешать развитию друг друга. Поэтому при первых приемах рубок ухода за молодняками (так называемых осветлениях, которые в подавляющем большинстве случаев по действующим правилам проводятся в возрасте до десяти лет) целевые деревья – те, которые хотелось бы видеть в составе взрослого леса – обычно никак не разреживают, а просто убирают всю мешающую им поросль крупных кустарников и ненужных деревьев.

А начиная со следующего вида рубок ухода (так называемых прочисток, которые в подавляющем большинстве случаев по действующим правилам проводятся в возрасте от десяти до двадцати лет) уже и целевые деревья при правильно организованном лесном хозяйстве нужно разреживать до оптимальной густоты. Общая логика разреживания такая: оставлять на гектаре столько деревьев, чтобы каждому оставшемуся хватило пространства для полноценного развития до следующего предполагаемого приема рубки ухода (прореживания или проходной рубки – они отличаются друг от друга только возрастом проведения).

При завершающих приемах рубок ухода в молодняках (прочистках) обычно ориентируются на количество оставляемых деревьев. Ориентироваться нужно на ту густоту, которая позволит всем оставленным при прочистке деревьев не просто выжить, но и развиваться до следующего приема рубки ухода относительно равномерно. Например, в сосновом молодняке I бонитета в двадцатилетнем возрасте (по правилам – предельном для проведения прочистки) нормальная густота, согласно таблицам хода роста, составляет 4,4 тысячи деревьев на гектар – если при прочистке оставить столько, в первый год выживут все, но потом, по мере разрастания деревьев, более слабые будут отставать, оказываться в тени и погибать; к 40-летнему возрасту (возможному сроку проведения следующей рубки ухода – прореживания) в живых останется, согласно той же таблице хода роста, только 1,8 тысячи деревьев. Но за счет естественной конкуренции друг с другом выжившие деревья будут очень разными по размерам – при таком интенсивном самоизреживании диаметр самых крупных живых деревьев может втрое и больше превосходить диаметр самых мелких, и большинство даже выживших деревьев будет значительно ослаблено борьбой с соседями. Чтобы такого не происходило, при правильном проведении прочистки деревья разреживают примерно до той густоты, которая будет нормальной ко времени следующего ухода: обычно это около двух тысяч штук на гектар для хвойных, и около полутора – для большинства лиственных. Разумеется, это примерные придержки – оптимальная густота может быть немного разной в зависимости от местных условий и целей хозяйства; но в среднем молодняки с густотой больше 2,5 – 3 тысяч деревьев на гектар (к окончанию периода рубок ухода в молодняках) можно считать загущенными и в целом неухоженными.

При так называемых “коммерческих” рубках ухода (прореживаниях и проходных, которые позволяют не только разредить растущий лес до оптимальной густоты, но и получить какое-то количество ценной древесины) подход обычно бывает более сложным – учитывается как количество оставляемых деревьев, так и так называемая “полнота” (показатель, исходящий из площади поперечного сечения стволов деревьев на высоте 1,3 метра от земли). Общая логика изреживания примерно такая же: после каждого приема ухода должно остаться столько деревьев, чтобы к следующему приему всем оставшимся хватило ресурсов не только для выживания, но и для полноценного и относительно равномерного развития. К этому добавляются еще некоторые соображения: менее интенсивное разреживание должно проводиться чаще, что увеличивает как затраты на его проведение, так и нежелательное воздействие на лесные экосистемы (более частое беспокойство для животных, больше заходов техники, повреждений почвенного покрова и т.д.). Поэтому разумно подбирать интенсивность разреживания таким образом, чтобы интервал между рубками ухода составлял от одного-двух десятилетий в наиболее продуктивных лесах до двух-трех – в наименее продуктивных, но все еще пригодных для эффективного лесного хозяйства. Поскольку эти рубки проводятся уже механизированным способом (за редчайшими исключениями), при определении интенсивности должна учитываться еще и необходимость прорубки волоков – полос, по которым движется лесозаготовительная техника. Интенсивность должна рассчитываться так, чтобы не только волока прорубить, но и разредить до нужной густоты растущий лес между ними (в так называемых “пасеках”).

Что бывает, если посаженный лес не разреживается, и оставляется на произвол судьбы?

Посаженный человеком лес (лесные культуры) существенно отличается от участка молодого леса, образовавшегося естественным образом в диком лесу после какого-то случайного нарушения (например, гибели старого древостоя в результате пожара, урагана, вспышки численности вредителей и т.д.). Во-первых, лесные культуры почти всегда гораздо более однородны, чем естественное возобновление деревьев, как по размещению их в пространстве – деревья обычно сажают по какой-то регулярной схеме, через равные промежутки, а сеянцы выращивают в одном питомнике, в одинаковых условиях, часто из одной или близких партий семян; эта однородность ведет к более сжатому по времени самоизреживанию и взаимному ослаблению деревьев. Во-вторых, лесные культуры – это результат человеческого труда, и происходящие в них процессы нужно оценивать в том числе с точки зрения его осмысленности и результативности; даже если гибель и потери того, что было высажено, не представляет проблемы с точки зрения естественной динамики лесов – это проблема с точки зрения человеческого хозяйства.

Если посаженный человеком лес не разреживать до оптимальной (или близкой к ней) для каждого возрастного периода его развития густоты – он изреживается сам. Это разреживание приводит как к накоплению большого количества мертвой древесины за счет усыхания отставших в росте деревьев, так и к ослаблению живых, очень сильной их дифференциации по размерам, категориям состояния, приростам и другим показателям. В результате нарастает уровень пожарной и санитарной опасности, львиная доля прироста теряется (уходит в валежник), и практически закрываются возможности для дальнейшего интенсивного хозяйства. Человеческий труд, потраченный на искусственное восстановление леса, оказывается потраченным впустую или почти впустую, а с природной точки зрения лес получается часто менее ценным и менее жизнеспособным, чем тот, который вырос бы в таких же условиях сам собой, без всякой посадки.

Очень важно помнить, что при правильно организованном лесном хозяйстве все приемы рубок ухода за растущим лесом связаны друг с другом, и образуют единую последовательность, в которой каждый зависит от предыдущего и определяет возможность проведения последующего. Если какой-то прием рубки ухода пропущен или сделан неправильно – то следующие оказываются слишком трудновыполнимыми и неэффективными. На практике эти проблемы обычно начинаются с прореживаний – в подавляющем большинстве случаев эти сложные и требующие высокой квалификации исполнителей рубки ухода или вообще не проводятся, или проводятся некачественно.

Лесные культуры ели 50-летнего возраста, за которыми на ранних стадиях развития проводился нормальный уход, но которые не были разрежены до оптимальной густоты при прочистке (а кроме того, остались деревья березы, выросшие в рядах ели и сейчас образовавшие над ней местами почти сомкнутый лиственный полог). Сейчас происходит интенсивное самоизреживание и накопление мертвой сухой древесины, в том числе относительно крупной и пригодной для размножения стволовых вредителей

***

Прочитал быстро. В основном всё верно, но вот здесь нет. Точно такие же процессы происходят в естественном возобновлении. Ничего страшного. Конечно, если бы провести уходы, то получили бы и древесину с промежуточного пользования, и создали условия для лучшего роста.

Но Вы сами ниже привели фотографию, где прекрасное насаждение ели, и в конце этой цитаты говорите, что такой же лес вырос бы и сам собой. С большой долей вероятности здесь сейчас была бы осина и берёза. А у нас на месте вырубок сосны точно была бы осина и берёза.

Здесь на фото прекрасное еловое насаждение. Если это где-то за Казанью к Уралу ближе, то нет там короеда – типографа. Во всяком случае не видел по железной дороге. Холодно ему там и некомфортно. Чистые ельники стоят здоровые и невредимые. И из этого насаждения даже и естественным путем к возрасту спелости будет прекрасный еловый лес. Думаю, кубов 350-400 на га.

Ну, а если и с опозданием придут с рубками ухода на “троечку”, то вообще лучшего и желать не надо. И древесину не сгноят от промежуточного пользования, и площадь питания и света оставшимся деревьям увеличат.

У нас много таких примеров по сосне. Если получить перегущенные сосновые жердняки, то вовсе не напрасен был труд по созданию лесных культур. Потом из них сформируются вполне приличные приспевающие и спелые сосновые насаждения даже и при плохоньких рубках ухода, или даже и без них. Это видно уже к 60-ти годам в таких участках. Ослабленные выпадают, оставшиеся набирают диаметр и массу.

Ну, а пожарная опасность, конечно, большая. Только она ведь и не меньше после прочисток, когда ковром лежат срубленные (спиленные) деревья. Конечно, если прореживания проводить, то сокращаются сроки нахождения участков леса в таком горимом состоянии. Но у нас, например, это не критично, и пожаров особо не допускаем.

http://www.forestforum.ru/viewtopic.php?f=9&t=26026&sid=ce058343bc59a4e72b6fe7ce9e79fdb6

Залишити відповідь

Ваша e-mail адреса не оприлюднюватиметься. Обов’язкові поля позначені *