Кто зарабатывает на лесных пожарах с помощью вертолетов, спутников и роботов

Виталий Мосеев
Forbes Contributor

По данным ООН, пожары затрагивают в среднем почти 100 млн гектаров лесов ежегодно. Регулярно горят леса не только в Якутии и Марий-Эл, но и в Калифорнии, Канаде и Германии. Какие компании помогают их тушить и предотвращать, и почему в России это невозможно?

Потерянный Парадайз

Больше 14 000 домов в Калифорнии и окрестностях штата в 2018 году уничтожил пожар «Кэмп» (Camp). Тогда огонь охватил более 620 кв. км. Пожар начался примерно в 6:45 утра 8 ноября недалеко от города Парадайз, в 280 км к северу от Сан-Франциско. В Парадайзе жили 27 000 человек, а риэлторы рекламировали город как идеальное место для жизни после выхода на пенсию, но после пожара от города осталась лишь выжженная земля. Угрожал огонь и прибрежному городу Малибу — излюбленному месту голливудских знаменитостей.

Ущерб от пожара «Кэмп» превысил $12 млрд, по меньшей мере 84 человека погибли. Он до сих пор считается самым разрушительным в истории штата. Причиной трагедии была неисправность объекта крупной электроэнергетической компании Pacific Gas and Electric (PG&E). Выяснилось также, что PG&E годами не ремонтировала опоры ЛЭП. Самым старым опорам было 108 лет, а средний возраст столбов составлял 68 лет при норме в 65 лет. PG&E знал о проблеме, но откладывал ее решение, выяснила The Wall Street Journal.

Компанию обвиняют в 24 пожарах, а общая сумма исков превысила $13 млрд. В январе 2019 года компания подала заявление о банкротстве, а для выплат компенсаций многочисленным жертвам был создан специальный трастовый фонд.

Сгоревший рай: как Кремниевая долина переживает лесные пожары

Первый ночной

В 2020 году в Калифорнии снова горели леса. 26 октября около 6:47 утра начался пожар «Силверадо» (Silverado). По предварительным оценкам должностных лиц, причиной пожара мог стать обрыв провода на одном из столбов линии связи, искра от которого упала в сухую траву. Вероятным виновником вновь назвали PG&E, но причастность компании к пожару пока не доказана. Прогноз был неутешительным: если пожар не обуздать до вечера 27 октября, то могут сгореть до 2000 домов.

В борьбе с огнем помогала частная компания Coulson Aviation с флотом из 30 вертолетов и самолетов, с которой за несколько недель до случившегося заключил договор начальник управления пожарной охраны округа Ориндж Брайан Феннесси. На тушении пожара работал тяжелый военно-транспортный вертолет Boeing CH-47 Chinook. В грузовом отсеке машины установлен вместительный танкер на 11 000 литров воды, который набирает воду прямо из рек, озер или океана. Для набора воды используется специальный сбрасываемый насос.

С вечера 26 октября CH-47 работал с редкими паузами на дозаправку, которая нужна раз в два часа. За это время машина смогла 21 раз наполнить танкер и сбросить воду из него. Это был первый опыт ночной работы CH-47 Chinook компании Coulson Aviation в США.

Как бизнес лесозаготовок занялся тушением пожаров

В 1960 году Клифф Коулсон открыл в Канаде компанию Coulson Forest Products. Профилем предприятия стала лесозаготовка. Для работы в глухой местности компания использовала гусеничные бульдозеры. В один из жарких дней машина расчищала территорию. Но по какой-то причине в процессе возникли искры, которые зажгли сухую траву. Перед Coulson Forest Products стоял выбор: потерять участок с древесиной общей стоимостью почти $4 млн или прибегнуть к помощи пожарной авиации, потратив несколько сотен долларов. В итоге Клифф Коулсон выбрал второй вариант. Для тушения пожара были использованы два гидросамолета Martin JRM Mars 40-х годов выпуска. Они могли сбрасывать 26 000 литров за раз.

В 1982 году Клифф Коулсон умер от инсульта и президентом и генеральным директором Coulson Group стал его младший сын — Уэйн. При нем лесозаготовительный бизнес компании, приносящий большую часть доходов, активно развивался, а штат сотрудников вырос до 1000 человек. В компании появилось еще два вертолета для тушения огня. Однако в начале 2000-х годов США ввели пошлины на ввозимый лес, в том числе из Канады. Из-за этого Уэйн Коулсон вынужден был уволить 500 сотрудников из 1000. Тогда компания начала поиск новых идей для бизнеса. Было решено приобрести еще два вертолета и переоборудовать их под тушение лесных пожаров в США.

Инвестиции в новое направление — Coulson Aviation — были рискованными. На закупку техники и переобучение персонала ушли десятки миллионов долларов. При этом ни одного контракта с властями США на тушение пожаров заключено не было. С 2007 года к руководству компании Уэйн допустил своих сыновей — Фостера и Бритта. Работы над модификацией вертолетов продолжались вплоть до 2009 года. В итоге Coulson Aviation создала несколько версий танкеров и передала лицензии на использование систем Военно-воздушным силам США. Сейчас в парке компании три десятка пожарных вертолетов и самолетов, в том числе два Boeing CH-47 Chinook.

Гори ясно: как сколотить миллиардное состояние на лесных пожарах

Полгода — в Северном, полгода — в Южном полушарии

Среди достижений Coulson Aviation в тушении пожаров — технологические решения. Так, компания первой в мире создала специальный прожектор, не ослепляющий пилота, но позволяющий в ночной время видеть водоем и безопасно черпать воду. Авиация дополнительно оснащена специальным дальновидным инфракрасным оборудованием для визуализации самых горячих зон пожара. Сброс воды в такие зоны осуществляется при помощи лазерного наведения. Кроме того, Coulson Aviation первой в мире внедрила вспомогательный многофункциональный вертолет для наблюдения (FireWatch).

«Лучшее время для борьбы с огнем — после заката и ночью. Тогда температура опускается, ветер, как правило, стихает, а дыма становится меньше», — говорил в интервью Bloomberg Бритт Колсон, сын Уэйна, сопредседатель и главный операционный директор компании. «Ночные операции по тушению пожаров с воздуха в 10 раз эффективнее, чем днем», — добавил Уэйн.

Протестировать некоторые свои изобретения Coulson Aviation смогла лишь в 2009 году, во время «Черной субботы» в Австралии. Тогда жертвами пожаров стали 172 человека, более 400 получили ранения, а огонь уничтожил 2000 домов. В 2018 году органы власти США и Австралии дали компании официальное разрешение на применение своих разработок.

Недавно компания начала сотрудничество с Боливией, Чили и Индонезией. Как правило, контракт заключается на пожароопасный сезон — шесть месяцев в году. За содержание техники в режиме ожидания Coulson Aviation взимает фиксированную плату. Почасовая ставка применяется сверх фиксированной платы и только в дни работы техники. Так, компания Southern California Edison, основной поставщик электроэнергии для большей части Южной Калифорнии, за годовой контракт платит $18 млн. Пожарным ведомствам штата за услуги Coulson Aviation выставляется счет за каждый час работы одного вертолета или самолета. Минимальный тариф — $6000 в час, а максимальный — $8000 за работу CH-47 Chinooks.

Сейчас в компании работает 400 сотрудников, которые обслуживают три десятка вертолетов на трех континентах. Держать авиатехнику в одной стране в течение года накладно: пожары происходят преимущественно летом и осенью. В США — во втором полугодии, в Австралии — в первом. Отсюда возникает необходимость в ротации флотилии.

В 2019 году Coulson Aviation начала работу с учеными Калифорнийского университета в Сан-Диего (UCSD). Так, суперкомпьютер UCSD прогнозирует направление ветра, предоставит рекомендации пожарным и выявляет риски для населения. Данные поступают с вертолета Coulson Aviation S-76 Firewatch. Вероятнее всего, работы у Coulson Aviation в Калифорнии добавится. Ведь с каждым годом пожары в этом штате становятся более разрушительными. Власти Калифорнии с 2017-го по 2018-й потратили на ликвидацию лесных пожаров $1,8 млрд.

Эстонские роботы и канадские дроны

Кроме авиации для тушения пожаров активно применяют роботов. Во время тушения лесных пожаров применение техники осложняется из-за сложного рельефа и удаленности водоемов.  Основанная в 2013 году эстонская компания Milrem Robotics, разработала роботизированную машину Hydra на гусеничном ходу. Hydra весит 1600 кг и может нести около 750 кг полезной нагрузки. Машина развивает скорость до 20 км/ч и способна подниматься в гору, преодолевать мелководье.

Hydra оборудована камерами, инфракрасными камерами и химическими датчиками для поиска утечек газа. Дроны — спутники Hydra — помогают сканировать обстановку рядом с машиной.

За корпусом машины спрятано четыре шланга для воды. Hydra способна за минуту распылить от 2 до 20 000 литров воды с расстояния до 60 метров. Машина работает от 30 до 90 минут при использовании электрических батарей или от 10 до 12 часов от гибридной дизель-электрической установки. В июле эстонского робота продемонстрировали на салоне SOFINS во Франции, где показывают новейшие машины для сил специального назначения.

В отличии от авиации и роботизированных комплексов беспилотники еще не способны тушить масштабные пожары, однако они отлично справляются с разведкой местности. Канадский стартап Pegasus Imagery, основанный в 2018 году, разрабатывает разведывательные дроны с повышенным сроком работы. В среднем вертолету необходима дозаправка каждые два-три часа, а дрон Pegasus Imagery работает до десяти часов без подзарядки. К тому же аренда пожарного вертолета обходится в среднем в $5000 за час, что в десятки раз дороже, чем использование беспилотников. Дроны же можно использовать в нелетную погоду: в условиях сильной задымленности, при сильном ветре и даже ночью.

Pegasus Imagery создала три беспилотника и оснастила их радаром и инфракрасными датчиками для измерения температуры огня, датчиками скорости ветра и влажности. Облетая местность, дроны создают карты пожара в режиме реального времени. Первой миссией для Pegasus Imagery стал пожар на площади 2200 га в провинции Альберта в Канаде. Беспилотники оценили масштаб пожара, определили самые жаркие его точки, направление движения огня и представили детальный отчет в пожарный департамент. По данным местной пожарной службы, это помогает им потушить пожар примерно на два часа быстрее.

Вне зоны доступа

Однако не всегда дроны способны работать там, где нет мобильной связи. На этот случай немецкая компания Dryad Networks, основанная в 2019 году, предлагает задействовать сеть из датчиков интернета вещей для обнаружения лесных пожаров. В 2020 году компания привлекла €1,8 млн для решения этих задач. Датчики работают на солнечных батареях. Технологии искусственного интеллекта помогают на основе данных найти утечки газов, выделяемых на стадии тления лесной подстилки, регулярно мониторят температуру и влажность воздуха. Данные поступают в облако.

Для обеспечения связи в решении Dryad Networks задействованы как обычные мобильные сети, так и сети IoT. Например, сеть интернета вещей LoRaWAN позволяет принимать данные с устройств на расстоянии до 15 км. Решение Dryad Networks разработано специально для отдаленных лесов. Команда стартапа в 2020 году успешно протестировала минимально жизнеспособный продукт в одном из лесов Германии. С тех пор компания получила больше десяти заявок от владельцев лесов в Германии и Африки.

Там, где мобильной связи и интернета нет вообще, быстрее дронов обнаружить огонь могут спутники. Немецкий стартап OroraTech создает средство для оперативного обнаружения лесных пожаров. Компания разрабатывает группу небольших искусственных спутников Земли (ИСЗ) для глобальной системы предупреждения о лесных пожарах. Недавние инвестиции в размере в $7 млн позволят компании начать работу над первым собственным спутником.

OroraTech для подтверждения жизнеспособности решения протестировала решение на 12 спутниках других компаний. Данные с ИСЗ обрабатывались бортовыми технологиями искусственного интеллекта, а машинное обучение упрощало дальнейшее определение очагов пожара. OroraTech планирует использовать сеть из 100 орбитальных спутников размером с обувную коробку, оснащенных настраиваемыми инфракрасными камерами. Такое наблюдение покроет всю планету. Постоянный мониторинг ситуации позволит оповестить пожарных в течение получаса о начале пожара. Правда, мелкие источники огня система определить не способна.

Первый собственный спутник OroraTech планирует запустить в космос в декабре 2021 года. Еще 14 спутников компания запустит к 2023 году после модернизации технологий и внесения улучшения для первого.

«Горит все!»: в Сибири продолжают бушевать пожары

УАЗики и трактора

Подобные инновационные проекты в сфере спутниковых технологий, беспилотников и робототехники в России, даже с учетом масштаба катастрофы, вряд ли будут интересны бизнесу в ближайшее время. Опрошенные Forbes эксперты сходятся во мнении, что охрана лесов государством крайне недофинансирована. Отсюда следует, что рентабельный бизнес на тушении лесных пожаров в России построить невозможно.

«Частные компании очень сложно встроить в государственную монополию, к коей относится охрана лесов в России. При этом в стране очень сильные частные пожарные службы у нефтегазовых компаний, например, у «Газпрома», объекты которого расположены в тайге. Лес там тушат, если огонь угрожает инфраструктуре предприятия. Также поступают лесозаготовители. Когда у частной компании обширные территории, а на помощь государства рассчитывать не приходится, то тут волей-неволей создашь качественную и эффективную структуру. Возможно, пожарные отряды лесозаготовителей смогут впоследствии трансформироваться в частные пожарные компании», — говорит Григорий Куксин, руководитель противопожарного отдела Greenpeace России.

По оценкам эксперта, для такой трансформации пока нет предпосылок. Ведь в целом по России финансирование лесной охраны в четыре раза меньше требуемого, в Якутии — в сотни раз. По существующей методике, регионы занимаются охраной леса, получая на это финансирование из федерального бюджета. Деньги выделяются из расчета плотности населения, отмечает Куксин. «Так, в Якутии на все мероприятия по охране лесов выделяется 6 рублей 10 копеек на гектар леса. Ни одна коммерческая структура в здравом уме за эти деньги тушить пожары не будет. При нормальной конкуренции и финансировании коммерческие структуры могли бы оказывать услуги даже качественнее, чем государственные организации. А в итоге большая часть пожаров не тушится ввиду экономической нецелесообразности», — добавил он.

С ним соглашается Константин Кобяков, главный координатор проектов по лесам высокой природоохранной ценности WWF России. «В наземном тушении пожаров в России частных компаний нет вовсе. Как правило, пожары тушат только лесозаготовители на своей территории. Та же техника, что валит лес — бульдозеры, трактора и автомобильный транспорт, борется с огнем. Иногда лесозаготовители содержит и специальный пожарный транспорт. Вне арендованных территорий тушить пожары — это обязанность государства», — рассказал эксперт.

По словам Константина Кобякова, более дорогая, авиационная, техника — у «Авиалесоохраны» и МЧС. Первая структура оказывает услуги лесозаготовителям на коммерческой основе по тушению пожаров. Также предприятие проводит госзакупки и заключает контракты с частными владельцами парка малой авиации. В основном, платят за патрулирование территорий, и редко заказывают тушение пожаров — справляются собственными силами. В ведении МЧС более дорогая и современная техника, например, самолеты-амфибии Бе-200 и вертолеты со сбросом воды. Но привлекается ведомство только при возникновении чрезвычайных ситуаций из-за лесных пожаров.

«Тушение пожаров в России не станет бизнесом из-за дороговизны авиатехники и сезонности. Самолет или вертолет, чтобы приносить прибыль, должен эксплуатироваться круглогодично, или же за временный простой техники должен кто-то платить. Но желающих платить за простои практически нет», — объяснил эксперт. По его словам, ротация техники из Северного полушария в Южное по опыту Coulson Aviation, может стать решением этой проблемы.

Да и предложить Россия в плане тушения пожаров может немного. «За последние десять лет утрачены преимущества, которые были у страны в сфере охраны лесов. Исключением, пожалуй, можно назвать пожарные самолеты-амфибии Бе-200, которые ценятся за рубежом», — считает Григорий Куксин. Пока в его отряде, финансируемом Greenpeace, используется импортный роботизированный трактор на радиоуправлении, дроны с мощными тепловизионными камерами зарубежного производства. Спецодежду и каски заказывают из импортных материалов и тканей. «Но вот ранцевые огнетушители мне больше нравятся российские, нежели производства других стран», — делится Куксин.

В России участие в тушении пожаров неинтересно компаниям с высоким техническим уровнем оснащения, говорит Кобяков: «Выделяемых государством денег хватает только для структур с зарплатой сотруднику в 10-12 000 рублей в месяц и УАЗиком».

https://www.forbes.ru/biznes/437871-kto-zarabatyvaet-na-lesnyh-pozharah-s-pomoshchyu-vertoletov-sputnikov-i-robotov