Губернатор Ленобласти заявил о готовящейся инициативе по лесоразведению на заброшенных сельхозземлях

Губернатор Ленинградской области А.Ю.Дрозденко заявил о готовящейся инициативе со стороны региона по облесению заброшенных земель сельскохозяйственного назначения – судя по краткому сообщению, размещенному на официальном сайте областной администрации, речь идет о проекте федерального закона, упрощающего перевод этих земель в состав земель лесного фонда, в первую очередь под так называемое “компенсационное лесовосстановление” (ссылка).

По данным губернатора, речь идет о более чем двухстах тысячах гектаров новых земель, которые могут быть использованы для лесоводства. По данным Гринпис, площадь неиспользуемых сельхозземель, пригодных для выращивания леса (в том числе тех, которые уже самовольно этим лесом заросли), составляет около половины миллиона гектаров. В любом случае, речь идет об огромных площадях, которые, скорее всего, с течением времени будут расти.

Какие есть плюсы и минусы в этой инициативе Ленинградской области?

Плюсы очевидны.

Во-первых, это возможность существенного расширения ресурсной базы лесного комплекса региона, который уже много лет существует в условиях жесткого сырьевого дефицита. Даже если в лесоводство будут вовлечены только двести тысяч гектаров ныне заброшенных земель – это, с учетом типичной для региона продуктивности лесов, при ведении интенсивного лесного хозяйства позволит выращивать более миллиона кубометров хозяйственно ценной древесины в год. Распорядиться этим дополнительным приростом можно будет по-разному: использовать его или для сырьевого обеспечения новых предприятий, или для сокращения нагрузки на наиболее ценные в природном и социальном отношении леса, или для того и другого в разных сочетаниях. В любом случае, это будет хороший результат – если, конечно, на этих землях будет обеспечено правильное лесное хозяйство.

Во-вторых, это хороший способ значительно снизить пожарную опасность на природных территориях региона. Сейчас, когда за само существование леса на земле сельхозназначения полагаются значительные штрафы, а в трехлетней перспективе – отъем земли, собственники вынуждены жечь молодые леса, чтобы этих наказаний избежать. Да и в целом – если земля заброшена и ни для кого не представляет никакой хозяйственной ценности, к ней формируется совершенно наплевательское отношение; если же земля будет использоваться для чего-то осмысленного и полезного, отношение будет постепенно меняться.

В-третьих, это новые рабочие места: в зависимости от того, какая именно площадь будет вовлечена в лесоводство, и насколько интенсивным будет это лесоводство, в одном только выращивании новых лесов может быть занято от нескольких сотен до полутора тысяч человек. И это, при условии правильной организации лесного хозяйства, будут постоянные рабочие места – поскольку полный цикл лесовыращивания включает в себя не только посадку, ожидание и вырубку того, что выросло, но и регулярный уход за растущим лесом на протяжении всей его жизни.

В-четвертых, это более высокое качество окружающей среды, новые места отдыха людей, сбора грибов и ягод: большинству гораздо приятнее отдыхать среди ухоженных лесов, чем среди зарослей бурьяна на заброшенных и беспризорных землях (особенно с учетом отечественной традиции заваливать мусором любой участок, который кажется бесхозным и беспризорным).

Но есть и минусы, они тоже очень существенные.

Нашему лесному хозяйству для полноценного будущего развития очень нужна конкурентная среда и возможность выращивания деревьев на землях, хотя бы частично выведенных из-под безумного лесного законодательства (самого Лесного кодекса РФ 2006 года выпуска и тысяч страниц основанных на нем подзаконных актов). Как бы мы ни хотели, чтобы у нас развивалось правильное лесное хозяйство на всех подходящих для этого землях – к сожалению, приходится признать, что ростки живого лесоводства в ближайшие годы вряд ли смогут сколько-нибудь массово пробиться через становящееся все более безумным избыточное федеральное регулирование. Поэтому очень важно, чтобы хотя бы часть земель, пригодных для лесоводства, оставалась вне этого безумного регулирования – например, если речь идет о заброшенных сельхозземлях, в собственности физических и юридических лиц, или в муниципальной собственности, или в государственной собственности субъектов РФ. Массовый перевод неиспользуемых сельхозземель в земли лесного фонда в значительной степени перекроет эту возможность (земли лесного фонда по закону могут находиться только в федеральной собственности).

Второй минус тесно связан с первым. Даже сейчас мы видим мощнейшее противодействие развитию сельского лесоводства (лесовыращивания на землях сельхозназначения) со стороны Минприроды, Минсельхоза, профильных комитетов Государственной Думы и вообще значительной части чиновничества. Причина вполне очевидна: если позволить людям на полностью законных основаниях и без угрозы страшных санкций выращивать лес на своей земле – первые же успешные примеры покажут чудовищную неэффективность существующей системы государственного управления лесами. Если же государство получит дополнительный механизм отбора земель, пригодных для лесоводства, в свою пользу – скорее всего, оно будет давить частные инициативы по выращиванию лесов с еще большим усердием.

Пока, к сожалению, детали готовящейся инициативы ленинградских законодателей неизвестны – возможно, что-то более определенное появится в ближайшее время. Наши чиновники вообще любят готовить свои законодательные инициативы тайно, в лучшем случае обсуждая их с обществом лишь формально на самой последней стадии – это одна из главных причин запредельно низкого качества действующего законодательства, в том числе лесного.

http://www.forestforum.ru/viewtopic.php?f=9&t=25947

Залишити відповідь

Ваша e-mail адреса не оприлюднюватиметься. Обов’язкові поля позначені *