Аренда лесов больно ударяет по интересам местного населения

10.10.2021 17:08

Текст: Наталья Козлова
Российская газета – Федеральный выпуск № 232(8583)

Сергей Зайцев, житель деревни Угоры Мантуровского района Костромской области, на своей старенькой “Ниве” так и не смог проехать в лес, что в паре километров от его деревни. А попасть туда было очень нужно – грибы и ягоды для его семьи не баловство, а жизненная необходимость. Осень – пик заготовок грибов и ягод. Здесь этот промысел – и самим пропитание, и практически основной заработок. Вчерашний воин-афганец, бывший тракторист, а ныне истопник местной церкви, Зайцев растерянно смотрел на то, во что превратилась единственная лесная дорога, которую местные называют коротко – БАМ. На самом деле официально она называется – Брантовская автомагистраль.

В Костромской области вырубают лес для строительства дороги
Автор: Наталья Козлова

Теперь эта дорога есть лишь на картах и в воспоминаниях местных жителей. В действительности перед Сергеем Зайцевым простиралось уходящее за горизонт месиво из заполненных водой ям глубиной до метра и раздавленные вывороченные из-под земли бетонные трубы. Для Сергея Михайловича и его односельчан эта дорога просуществовала полвека. Ее когда-то строили с умом и душой. Под высоким полотном были проложены огромные бетонные дренажные трубы, которые исправно работали – отводили воду и сохраняли БАМ.

Сергей Зайцев, как и вся округа, прекрасно знали, кто убил лесную дорогу. Здешние леса получила в аренду на полвека некая фирма со стопроцентным иностранным капиталом из небольшой европейской страны. Только костромских лесов, как объясняли местные, фирма получила в несколько раз больше размеров своего государства.

Фирма должна была рубить здешний лес, потом привести в порядок вырубки и посадить новый. Но это на бумаге. В действительности сейчас лес вырублен, километры вырубок представляют из себя непролазные завалы из гниющей древесины вперемешку с мусорными кучами из бутылок, шин и всего, что остается после работы людей, ненавидящих наши леса.

Древесину с вырубок вывозили лесовозы с прицепами. А когда дорога была полностью уничтожена и стала непроезжей даже для этих лесовозов, фирма удалилась.

От нее остались через каждые сотню метров множество ядовитого цвета плакатов с призывом беречь лес, не сорить, не уничтожать, не курить… И еще там были указаны телефоны, куда звонить, если такое произойдет. На звонки по этим телефонам никто ни разу не ответил. А призывы, судя по всему, были обращены только к тем, кто убивал дорогу и лес, – у других людей попасть в лес просто нет возможности.

С ядовитыми плакатами все понятно – иностранная фирма из небольшой европейской страны позиционирует себя как ярый защитник российской природы. Видимо, местные жители со своими запросами и образом жизни в эту “охраняемую” арендатором категорию не входят.

Возобновлению не подлежит

Мы очень богатая страна – по площади лесов Россия занимает первое место в мире. Леса покрывают 46,6 процента территории нашей страны и, как говорят ученые, оказывают серьезное влияние на формирование нашего климата и не только.

В цифрах – площадь лесов России составляет около 809 миллионов гектаров, или около 20 процентов от всех лесов мира. И это единственное наше возобновляемое богатство. Правда, при условии, что на месте вырубленного леса вырастет новый.

В Костромской области леса занимают 4,7 миллиона гектаров. Это больше 74,2 процента площади всего региона. Уничтоженные лесные и сельские дороги в области касаются очень многих местных жителей. И горе Сергея Зайцева ничем не отличается от точно таких же неприятностей у сельчан из других районов области. Просто в Мантуровском районе сельских жителей меньше, чем, скажем, в Островском районе, где народ вышел в прямом смысле с кольями, перекрыв дорогу лесовозам, которые убили местную и также единственную для сельчан дорогу.

Но вслед за лесными дорогами уничтожаются и большие дороги. Сегодня в большинстве районов Костромской области дороги не просто хорошие, а очень хорошие.

Здешние дороги сегодня дадут сто очков вперед многим европейским. В последние годы государство вложило в дороги региона колоссальные деньги. Но этот классный асфальт уничтожают выезжающие на него с лесных дорог невероятно перегруженные лесовозы. Показательно – по тому же БАМу лесовозы все последние месяцы вывозили груз исключительно по ночам. Да и с весовым контролем в области большая проблема.

После принятия в 2006 году нового Лесного кодекса в стране снизились объемы финансирования лесного хозяйства. Это в итоге привело к массовому сокращению штатов сотрудников этой отрасли.

Фактически упразднена существовавшая с советского времени система государственной лесной охраны и государственных инспекторов, а также лесхозы. Значительную часть прав и обязанностей в сфере лесопользования, включая обеспечение пожарной и санитарной безопасности, переложено с федеральной власти на региональные, а также на арендаторов, которые получили право сдачи лесных участков в субаренду.Ни местные власти, ни лесничества сегодня не имеют права вмешиваться в “работу” арендаторов

Теперь, в отличие от прежних времен, технология лесозаготовок в арендных договорах вообще не учитывается. А ведь в прежних договорах было расписано все. Взять ту же высоту рубки. Сегодняшние пни после арендатора высотой до метра – почти норма. А в результате на месте вырубки будут непролазные гнилые завалы. Что и происходит практически повсеместно.

При этом ни местные власти, ни лесничества не имеют права вмешиваться в подобную “работу” арендатора, чтобы заставить его сохранять окружающую среду и вести себя в лесу по-человечески.

По мнению многих экспертов, такое сильное снижение государственного контроля создает реальную угрозу для лесов и лесных ресурсов. Часто стали встречаться ситуации, когда арендаторы получают возможность скрывать нарушения при рубке и заготовке леса.

Лес взаймы

Бывший воин-афганец, а ныне истопник церкви Сергей Зайцев так и не смог добраться до ближайшего леса.
Фото: Наталья Козлова

Плюс к этому у нас в стране широко применяются устаревшие методы ведения лесного хозяйства. Речь идет, в частности, о так называемом экстенсивном методе лесозаготовок, при котором заготавливается преимущественно древесина из лесных массивов, выросших естественным путем. Из-за этого не развита культура лесовосстановления.

Сейчас в местах массовых рубок сложилась в прямом смысле тупиковая ситуация – местные жители пишут всевозможные петиции и жалобы или выходят перекрывать дорогу лесовозам. Местная власть чаще всего с ними соглашается. Но ничего не делает или не может сделать. У нее для этого слишком мало прав. И осторожность местных районных чиновников можно понять – не тот уровень.

Та же иностранная контора, которая потрудилась в Мантуровском районе, трудится не только в Костромской области, но еще и в Вологодской, Нижегородской и Кировской областях. Так что эта проблема оказалась общегосударственной.

По какой статье?

Удивительно, но с законодательством в этой области у нас все в порядке. Есть законы и про ответственность арендатора, и арендодателя, и про возмещение убытков, нанесенных государству и природе.

Есть Лесной кодекс Российской Федерации. И даже множество постановлений правительства страны. От утверждения типового договора аренды леса и до окончания процедуры заготовки древесины.

Есть вроде бы жесткая ответственность сторон за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательств. Цифры такой ответственности со многими нулями.

В статье 100 Лесного кодекса РФ сказано, что “лица, причинившие вред лесам, возмещают его добровольно или в судебном порядке”. Таксы и методики исчисления размера вреда, причиненного лесам вследствие нарушения лесного законодательства, утверждаются правительством страны.

В прошлом году по итогам проведенной Федеральным агентством лесного хозяйства проверки договоров аренды лесных участков расторгнуто 32 соглашения. Много это или мало? Наибольшее количество расторгнутых договоров приходится на Кировскую область – 23 договора, по четыре – в Хабаровском крае и Ульяновской области, один – в Краснодарском крае. Общий ежегодный разрешенный объем заготовки по этим договорам составляет около 2 млн м3 древесины.

Всего по итогам прошедших контрольных мероприятий выявлено 3,5 тысячи нарушений. Максимальное количество – 28 процентов приходится именно на невыполнение заявленных мероприятий по охране, защите и воспроизводству лесов.

Данных за этот год, понятно, нет. Но главное заключается в следующем. Исполнение наших правильных норм и законов делает для большинства фирм аренду российских лесов под заготовку древесины банально невыгодной. Дешевле – договариваться, в надежде, что жалобы местного населения никто толком не проверит и не услышит.

Вечером Сергей Зайцев смотрел по телевизору иностранные новости. Показывали какое-то большое заседание. Гладкий, в безукоризненном пиджаке европейский чиновник с каменным лицом говорил с экрана, что с России никак нельзя снимать санкции, так как страна не умеет себя прилично вести. Господин был из той страны, которая арендовала лес у деревни Угоры.Компетентно

Анна Юфа, юрист:

– Чиновники обязаны не только контролировать получение арендной платы за переданные участки, а в первую очередь осуществлять лесной надзор и лесной контроль (лесную охрану), следить за выполнением арендатором условий заключенного договора: используется ли участок по назначению, соблюдаются ли требования лесного законодательства, в частности, правила заготовки древесины.

Ключевыми моментами являются охрана, защита и воспроизводство лесных угодий. Следовательно, необходим жесткий контроль за лесовосстановительными работами, контроль качества посевного и посадочного материала, его происхождения, контроль за сохранением видов растений и животных, занесенных в Красную книгу РФ. Остро стоит проблема повреждения или уничтожения верхнего плодородного слоя почвы, водотоков, восстановление объектов лесной инфраструктуры, загрязнение лесов. Без контроля органов власти, принятия должных мер реагирования, привлечения виновных лиц к ответственности весь инструментарий, предусмотренный законодательством, отраженный в договорах с арендаторами, имеет лишь декларативный характер.

Инфографика “РГ”/ Антон Переплетчиков/ Алексей ДуэльТем временем

Дорога больше не нужна

“Брантовская автомагистраль”, которая есть на всех картах, оказывается, формально не существует в принципе. В ГИБДД не смогли ее найти ни в одном реестре. На кадастровом учете эта дорога тоже не стоит. С точки зрения документов ее просто нет.

Построенная когда-то давно капитальная, пусть и грунтовая, дорога служила людям десятки лет. В последнее время – лесопромышленникам и жителям населенных пунктов на правом берегу впадающей в Горьковское водохранилище реки Унжи. Одни по ней вывозили заготовленную древесину, вторые могли как минимум вдвое сократить путь до железной дороги. Иначе до станции Брантовка в поселке Октябрьский, давшей название “автомагистрали”, можно добраться только в объезд через райцентр Мантурово.

Грунтовая дорога без должного ухода может простоять максимум четыре года, сообщили в Рослесхозе. Пока костромской БАМ был нужен лесопромышленникам, они его подсыпали и содержали в пригодном для езды состоянии. Однако, когда потребность в дороге отпала, следить за ней стало некому. Она не находится ни на чьем балансе. Для муниципалитета это было бы нецелевое расходование бюджетных средств. А от коммерческой компании, чья основная цель, согласно Гражданскому кодексу, получение прибыли, ожидать, что она будет вкладываться в ставшую ненужной ей грунтовку, тоже бесполезно.

Если бы БАМ была обычной лесовозной дорогой, оказавшейся на арендованном участке леса, после завершения срока договора ее были бы обязаны распахать, сказали в Рослесхозе. В этом случае, к счастью, “автомагистраль” оказалась на нейтральной территории, поэтому уничтожать ее никто обязан не был. Отсутствие официального статуса ее спасло от уничтожения. Но оно же обрекло на разрушение.

Лесовозные дороги не предназначены для поездок за грибами или ягодами – хотя очень часто бывают для этого крайне удобны, объяснили в Рослесхозе. Они нужны для обслуживания лесного хозяйства и обеспечение доступа к лесным массивам, то есть для перевозки лесных грузов. Вне зависимости от того, кто именно был арендатором лесного участка и какое время там велась разработка.

“Традиционно лес, не выращенный, а выросший сам, рассматривался как месторождение бревен, для освоения которого требовалось построить дорогу, – отмечает директор лесной программы WWF России Андрей Щеголев. – Поскольку освоение было одноразовым, то и дорога, и вложения в нее финансовых средств тоже были одноразовыми. Если лесозаготовка на соседнем участке не ведется, то лесозаготовитель поддерживает такую дорогу максимум до момента формального выполнения требований по лесовосстановлению”.

Для человека за рулем автомобиля не так важен статус дороги, как ее направление, состояние, загруженность, возможность заправить машину или починить пробитое колесо. Однако, как выяснилось, именно статус дороги позволяет ей продолжать быть дорогой, связывать людей, помогать им попадать в нужные точки. По данным дорожных инспекторов, для области это стандартная ситуация. Таких “потерянных” дорог много, муниципалитеты ставят их на баланс через суд. За этот и прошлый год было три десятка таких исков. Но дела об “установлении” БАМа в судах Костромской области пока нет.

Подготовил Алексей Дуэль

https://rg.ru/2021/10/10/reg-cfo/arenda-lesov-bolno-udariaet-po-interesam-mestnogo-naseleniia.html

Залишити відповідь

Ваша e-mail адреса не оприлюднюватиметься. Обов’язкові поля позначені *